Сайт Ольги Голотвиной
Меню сайта
Содержание
Рассказы и стихи
Из будущих книг
Главная » Материалы сайта » Рассказы и стихи

"Тень на плетень" и "Кузнец"

Эти два рассказа написаны для конкурса на моем любимом литературно-игровом форуме Prikl.ru. Конкурс проводится там четыре раза в год, посезонно.

Собственно, это было пробой сил, ибо рассказ — дело сложное. Малые формы — ювелирная работа. Очень точно сказал Чехов, когда его попросили в благотворительных целях написать «совсем маленький» рассказ: «Это как если бы вы попросили меня сделать совсем маленькие часы...»

Именно поэтому я не рискнула бы принять участие в конкурсе, но...

Для очередного состязания была выбрана тема «Тени». Почему-то участники, один за другим, начали выкладывать рассказы либо мистически-печальные, либо откровенно мрачные. Меня это удивило и огорчило: не люблю однообразия. В беседе с подругой я сказала: «Если бы рассказ писала я, то назвала бы его «Тень на плетень». И был бы он откровенно юмористическим!»

Сказала и... не забыла. Стала прикидывать, каким был бы сюжет этого рассказа, какая мысль в нем была бы заложена...

Так и вырос рассказ – из названия!


ТЕНЬ НА ПЛЕТЕНЬ

(притча-шутка)


— Я это облако от самого леса притащила! — подбоченилась румяная, статная Мальва. — Ты что, соседка, Охренелл тебя забери, не понимаешь: моему салату тень нужна, он на солнце пожухнет!

— Салат?! — взвизгнула со своего двора быстроглазая, шустрая Уклейка. — А мои огурцы кто поливать будет — Охренелл?

Уклейка наскоро пробормотала заклинание — и спорное облако двинулось в сторону ее огорода.

— Ну, змея, Охренеллово отродье! — возмутилась Мальва. — Вечно мне пакостишь! Думаешь, не знаю, почему у меня в погребе бочка пива скисла?

Бабка Сыроежка, из-за плетня с упоением следившая за ссорой, негромко хихикнула: это она сглазила пиво Мальве...

(На селе, кстати, давно забыли вкус настоящего пива, поскольку здешние хозяйки сводили друг с другом счеты упорно и неотвратимо.)

— Ах ты, Охренеллова душонка! — Мальва взглядом сорвала с плетня глиняную корчагу и отправила в полет — в голову супостатке Уклейке.

Корчага, не долетев до цели, врезалась в нечто незримое и разлетелась в осколки. Посреди осколков обнаружился Жмых, муж Уклейки, который невидимкой крался домой с пьянки.

Сообразив, что чары разрушены, Жмых поспешил задобрить жену — вмешался в ссору:

— Ты, Мальва, того... не того... Охренелл тебя заешь... наше облако не лапай, не то порчу наведем!

— Уж ты наведешь! — не приняла помощи Уклейка. — Дождется от тебя жена защиты, как же! Хотел по весне сглазить Угрюмку, обидчика моего, а что вышло? Наш цепной кобель облысел!

Заскрипели доски крыльца под немалым весом — из дому на шум вышел Битюг, муж Мальвы. Сразу разобрался в сути спора:

— Тень? Наша тень, и нечего тут свары разводить, Охренелла тешить! Гони облако назад, жена, я тебе помогу!

Колдуном Битюг был никудышным. От его чар облако с места не сдвинулось, зато почернело и ударило молнией — аккурат в сеновал Стрижа, другого соседа Уклейки.

Пламя-то Стриж потушил простеньким заговором, зато сам воспылал гневом, схватил вилы и помчался выяснять отношения с поджигателями:

— У вас тень да салат, а другие пусть огнем горят?! Охренелл знает что! Ой, смотри, соседушка дорогой, дождешься — боровом оборочу!

Заслышав гам, Комар с соседней улицы выдернул кол из ограды (заклятия заклятиями, а хороший дрын надежнее!) и побежал на голоса. Облако было Комару ни к чему, но разве упустишь возможность свести счеты с Уклейкой, которая на днях превратила его петуха в ястреба! Прямо посреди курятника превратила, вот такая охренелльщина получается!..

Скандал ширился и разрастался, потому что жили в селе люди неравнодушные и пылкие.

— ...Мать твою Охренелл через пень да об корягу!

— ...Думаешь, не знаю, с чего у меня индюшка нестись перестала?

— ...Заклинаю светом и мраком, заклинаю небесным огнем, заклинаю сердцем гор, заклинаю глубью морей...

— ...Ведро брал взаймы, а вернул дырявое!

— ...Будь мое слово крепко, а тому — ключ и замок! Ключ — в воду, замок — в гору!..

— ...Облако не трожьте, Охренеллово семя! На клочья раздергали, от него уже и тени никакой!..


* * *

А в это время в своем подземном дворце смотрел в хрустальный шар великий маг Охренелл, по старости и лени давно уже не поднимавшийся на поверхность.

Уютно сложив руки на круглом животике, маг наблюдал, как пляшут в хрустальной глубине разноцветные огоньки. Наверху, на земле, творились чары!

«Все-таки правильно я сделал, что подарил людям магию! Какие же они отважные — не боятся повелевать древними силами! Должно быть, вершат великие дела, изменяют облик мира, управляют ходом истории... Интересно, а мне они очень благодарны? Хоть памятник-то воздвигнуть догадались? Надо бы подняться, поглядеть... да за размышлениями всё недосуг!»


Рассказ занял первое место, это придало мне нахаль... м-м... смелости на еще одну попытку.

На этот раз тема звучала так: «Проступок». И я писала рассказ в ином ключе. Юмористическим его назвать нельзя... надеюсь.


КУЗНЕЦ


Кузнец покосился на дверной проем, за которым сгущался прозрачный сумрак, и устало бросил мальчишке-подручному:

— Кончаем. Полей-ка мне...

Нагнулся над лоханью. Широкие плечи, темная спина, жилистые руки в пятнах ожогов — сам словно из железа выкован. И весь лоснится от жаркого пота.

Мальчишка подхватил ковш, зачерпнул воды — и вдруг ойкнул, шарахнулся к стене.

Кузнец застыл над лоханью, чувствуя, как потянуло от входа холодом. Не осенним ветерком, что дерзко влетел в жаркую кузницу, а промозглым дыханием разрытой могилы. Даже запашок кладбищенский — затхлый, сладковато-смрадный — пополз, пробился сквозь честные запахи работы с огнем и железом.

Мысленно ругнув себя за нелепую оторопь, кузнец выпрямился и обернулся.

Она стояла на пороге кузницы — невысокая, щуплая, востроносая старуха. Вся она была сухая и легкая, словно мертвая кость, много лет битая ветрами и мытая дождями.

Серые обноски, темный плат до бровей... не замечалась ее одежка, потому что внимание притягивали глаза. Тусклые, как речная галька, неподвижные, слепые... Нет! Кузнец сразу понял, что старуха вовсе не слепа и подмечает каждое его движение.

Молча стояла неведомая гостья на пороге. Не пожелала хозяину здравствовать, не попросила у бога для него помощи в работе.

Мастер хотел уже спросить неучтивую старуху, зачем она сюда пожаловала. Но женщина опередила его. Вроде маленький сделала шажок — а сразу очутилась у наковальни и положила на нее тяжелую монету с обрезанным краем.

Кузнец всем телом дернулся к наковальне. Это было золото, конечно же, золото, он сразу узнал его, хоть и не видел никогда: кто бы платил ему золотом в этой богом забытой деревне?

Окажись здесь, в кузнице, городской ученый человек, глазам бы он своим не поверил: такая древность глянула бы на него тускло-желтым неровным зрачком. И понес бы тот ученый человек околесицу о неведомых курганах, о гробницах древних царей...

Но не было рядом городского чудака — а кузнецу что за дело до того, откуда взялась монета да какими знаками украшена? Рука его накрыла золотой кругляш, такой холодный на теплой наковальне.

— Что тебе надобно... — начал кузнец, но поперхнулся вежливым словом «матушка», которым величал всех пожилых женщин. Что-то толкнуло в сердце и остерегло: нельзя!

В ответ прошелестело сухо и негромко, словно разлетелся под ветром ворох палой листвы:

— Сделай-ка ты мне, мастер... железные зубы.

За спиной кузнеца сдавленно ахнул мальчишка.

А в душе мастера словно закричал кто-то погибающий: «Ты же понял, кто это! Назови ее по имени! Назови!..»

Но оттягивало ладонь золото, впервые взятое в руку. Но глядели сквозь ребра в сердце тусклые холодные глаза...

— Раздувай горн! — бросил кузнец пареньку. Тот метнулся к рукоятке меха, закачал ее вверх-вниз.

Мастер, словно потеряв рассудок, подхватил клещами сошник, откованный для соседа, швырнул на угли. Впервые портил он добротную работу.

Гостья неслышно отступила на порог и оттуда неотрывно глядела, как раскалялся металл, как смял его молот, как летели искры во тьму, что вползла в кузницу. Смирно стояла — но то было смирение ножа в ножнах.

А с мастером творилось неладное. Он ничего не видел перед собою, он ослеп, черная пелена застила ему глаза, но он не прекращал работы, руки наугад били молотом по железу, а в душе была черная, отчаянная уверенность, что он не испортит работу...

И вдруг все закончилось. Стихли грохот и лязг, руки бессильно повисли, вернулось зрение. И вздрогнула душа: да разве такое можно сделать одним молотом, да еще из обычного сошника?

Две дуги — как распахнутый капкан. А на них — грозные, хищные, острые клыки. Оскал страшнее волчьего...

Почему-то мастер не опустил готовую работу в чан с водой. Жуткая поковка остывала на воздухе, темнела, подергивалась сизым...

Старуха, внезапно оказавшись рядом, протянула руку к наковальне. Кузнец дернулся было предупредить, что поковка горячая, но сдержался, промолчал, без удивления глядя, как сухая легкая рука бестрепетно взялась за темную дугу.

— Хорошая работа, — прошелестела гостья. — За это пока останешься жив. — Скользнула взглядом по сжавшемуся от ужаса мальчишке-подручному, добавила брезгливо: — Ты тоже.

Шагнула к порогу — и тьма поглотила ее... кузнец и не заметил, что уже настала ночь.


А наутро на деревню обрушился мор. Обрушился тяжело и страшно, как град, выбивающий посевы. Не в одном доме — во всех разом заголосили по покойникам.

Деревня гибла. Деревня кричала и выла в агонии. И слепо шатался по умирающей деревне кузнец, раздавленный общим горем. Сквозь стоны больных, сквозь рыдания над могилами мерещился ему лязг железа. Он-то знал, кто вершит пир, пробуя новехонькие, не сточенные еще зубы...

Деревня умерла вместе с осенью. В ночь, когда первый мороз сковал грязь в колеях и выбелил увядшую траву, пошли кузнец с мальчишкой-подручным от дома к дому, факелами поджигая соломенные крыши: людям жилье уже ни к чему, а лихоманке незачем давать приют.


А потом они ушли по звонкой, подмороженной, схваченной инеем тропе в далекий город. Оба молчали, чувствуя, как связывает их смутная и горькая тайна.

В мешке у кузнеца, на самом дне, лежала тяжелая монета с обрезанным краем. Была мысль зашвырнуть ее с размаху в непролазный малинник, да рука не поднялась: золото же!

Еще лежал в мешке громоздкий кузнечный инструмент. Кузнец не подозревал, что тащит его зря: мастерство свое он оставил в спаленной кузнице. Не знал, что отныне клещи и молот будут беспомощно дрожать в его трясущихся руках, что уйдет за гроши то, что делало его хозяином железа и огня, а гроши будут пропиты — лишь бы залить память о пламени над соломенными крышами.

Не знал он и того, что мальчишка-подручный перережет ему, пьяному, горло за ту самую монету — золото же! — а сам прибьется к лихим людям и сгинет, словно и не жил на свете...

Всего этого не мог себе представить кузнец. Зато знал, что отныне и до последнего мгновения жизни будет звучать в его памяти шелест, залетевший из дальней дали, куда нет дороги человеческой душе:

«Сделай-ка ты мне, мастер... железные зубы».

Шел кузнец, молча казнил себя за жадность и трусость и беспомощно думал:

«Эх, надо было назвать ее по имени! Ушла бы, прахом рассыпалась, мороком развеялась...»


Этот рассказ тоже занял первое место.

Больше в конкурсе я решила не принимать участия. Буду ли еще писать рассказы? Не знаю...

Категория: Рассказы и стихи | Добавил: kosstic (30.09.2007) | Автор: Ольга Голотвина
Просмотров: 4129 | Комментарии: 6

Всего комментариев: 6
6  
Жуть какая... Однако се человек. Большинство поступили бы так же.

5  
Помню-помню, как меня тогда на прикле поразил твой рассказ. Я даже написала тебе отзыв, где назвала тебя любительницей.Смешно было,правда)))?

4  
Будете! Обязательно, Гульдочка, мя глупое, мя ваших книг не читало ещё, но рассказы обожает) Будете ведь?)

3  
Кузнец

Приятно не только на редкость удачное сочетание динамичного сюжета и красочных описаний - рассказ получился удивительно целостным и завершённым с точки зрения композиции.

И несмотря на то, что ни имён, ни названий не указывается, от произведения веет такой "русскостью", что оно непроизвольно входит в резонанс с сердцем. Коряво, наверное, сказал - но так вот я и думаю.


2  
"Кузнец"

Браво!


1  
Неплохо, коротко и сердито

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Copyright MyCorp © 2017
Используются технологии uCoz